Гандбольный клуб СКИФ / Краснодар Гандбольный клуб СКИФ / Краснодар

Купить билет

ЭДУАРД КОКШАРОВ: "ХОЧУ ПОДНЯТЬ НАШ ГАНДБОЛ НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ"

Олимпийский чемпион по гандболу 2000 года, а ныне руководитель и главный тренер краснодарского клуба СКИФ Эдуард Кокшаров рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Феликсу Загребному о жизни после завершения карьеры, ситуации в российском гандболе и планах на будущее.

Кокшаров — известный в прошлом гандболист, капитан сборной России, в составе которой выиграл чемпионат мира (1997), а также золото (2000) и бронзу (2004) Олимпийских игр. Выступал на позиции левого крайнего за СКИФ, словенский клуб "Пивоварна Лашко", с которым выиграл Лигу чемпионов, и "Чеховские медведи".

- Когда в 1999 году поступило предложение из Словении, почему решили уехать?

- В то время из России уехало много игроков. Страна находилась в переходном периоде, и у нас не было нормального финансирования в спорте в целом и в гандболе в частности. Например, тогда самые высокооплачиваемые гандболисты получали по 150 долларов в месяц. Поэтому было принято такое решение. Семья поддерживала меня и всегда была готова быть рядом, поэтому дилеммы не было.

- А если говорить об уровне гандбола?

- Тут также обсуждать нечего. Я уехал в команду, у которой есть амбиции в Лиге чемпионов. В нее вкладывались значительные средства. И уровень команды, и уровень чемпионата был намного выше, несмотря на то что Словения – маленькая страна. Мог уехать в Германию или Испанию, но в клубы, которые не выступают в Лиге чемпионов. Для меня как молодого игрока это было одно из самых хороших предложений.

- Могли представить, что уедете на такой долгий срок и что столько за это время произойдет?

- Нет, не мог, но судьба мне выписала такую путевку, что я задержался в одном клубе на 12 лет. За это время у меня были предложения от лучших испанских клубов, но принял решение остаться в Словении. У меня сложились хорошие отношения с руководством клуба, в деньгах я также не терял. Тем более я выучил язык, обустроил быт и не видел смысла в глобальных переменах.

- Почему тогда вернулись в Россию?

- Я хотел закончить карьеру в Словении. Была прощальная игра, и передо мной лежал контракт главного тренера клуба… В то время сборная России боролась за попадание на Олимпийские игры 2012 года в Лондоне. Владимир Максимов (главный тренер национальной команды) убедил меня, что я нужен, поэтому принял решение отложить тренерскую работу и на два года продолжить карьеру в "Чеховских медведях".

- Нельзя было остаться играть в Словении и помогать сборной оттуда?

- Уже было принято решение, что я заканчиваю там играть. Кроме того, подрастали дети, и нужно было принимать решение – или мы возвращаемся в Россию, или остаемся за границей. Вернувшись в Россию, я понимал, что обратно в Словению не вернусь.

- Сейчас такой вариант исключаете?

- Меня и сейчас зовут туда работать, но я сейчас хочу что-то сделать у себя дома и попытаться поднять гандбол на определенный уровень. Конечно, если здесь не будет работы, ничего исключать нельзя. Но пока речи об этом не идет, и моя дальнейшая жизнь связана с Краснодарским краем.

- Как сейчас обстоят дела? Ситуация в России меняется?

- Может быть, немного выровнялась финансовая составляющая, но не настолько. Сильные и опытные игроки могут спокойно прокормить свою семью, но заработать на будущее, конечно, не получается. Это нужно менять клуб и уезжать на заработки. Мы стараемся поменять систему, чтобы было так, как в волейболе и баскетболе, где людям платят достойные зарплаты, и они могут, не уезжая из домашних клубов, прогрессировать, показывать результаты и прославлять свои регионы. В гандболе этого нет. Мы надеемся, что ситуация все же поменяется в лучшую сторону.

- Почему в 90-е годы, когда в стране был кризис, сборная России по гандболу успешно выступала на чемпионатах мира и Олимпийских играх, а потом, когда вроде бы ситуация стала получше, получился провал?

- Если взять Олимпийские игры 2000 года, то в ее составе не было ни одного игрока, который играл в России. Те победы – отголоски Советского союза. Тогда было все стабильно. А потом все квалифицированные гандболисты стали уезжать и выступали за очень приличные команды. Конечно, приходили и молодые игроки, моего возраста, но это была последняя генерация состава, из которого что-то можно было выжать. 

Когда в 2004 году в Афинах мы взяли бронзу, заканчивали карьеру такие игроки, как Андрей Лавров, Александр Тучкин. Тогда нам сказали, что третье место – неудача, так как мы приучили всех, что Олимпийские игры выигрываем. Никто тогда не понимал, что медалей после этого не будет долгое время.

Пропуск мужской командой двух Олимпийских игр подряд – катастрофа. Мы в свое время и в мыслях не могли представить, что можем проиграть сборной Аргентины или другой команде такого уровня. Боялись всегда нас, а сейчас боимся мы. Я сейчас настраиваю свою команду, что не нужно бояться – мы должны работать над своими ошибками и совершенствовать свою игру. Нам неинтересна игра других команд. 

- 9-е место на чемпионате Европы… Тренеры Дмитрий Торгованов и Лев Воронин сделали все возможное?

- Я считаю, что на сегодняшний момент это не то место, которое должна была занимать сборная России. Торгованов и Воронин сделали все, что могли. Они сбалансировали команду, создали атмосферу, когда ребята бились друг за друга, за страну. Где-то просто не повезло. О каких-то претензиях к кому-то и речи быть не может. Ошибки были совершены от большого желания. Нельзя опускать руки. Нужно работать и стараться выправить сложившуюся ситуацию. Я уверен, что у тренерского штаба хватит и сил, и знаний справиться с этим.

- Работа Сергея Шишкарева на посту президента федерации видна?

- Я бы не хотел сейчас оценивать его работу. Очень сложная у нас ситуация. Он человек новый в гандболе и только начинает понимать, кто есть кто. Мы в эту пропасть падали не 10 месяцев и выбраться из нее тоже не можем за этот срок. Ему нужно время. Хочу пожелать ему оптимизма, большого терпения и поскорее разобраться в нашей непростой гандбольной кухне.

- Как сейчас обстоят дела со сменой поколений?

- Есть талантливые ребята, но сегодня сложилась такая ситуация, что у нас на очень низком уровне находятся спортивные школы: они закрываются, перепрофилируются, не хватает финансирования. У нас нет правильной системы подготовки. У нас очень большие проблемы на детско-юношеском уровне. 

В футболе, баскетболе, хоккее и волейболе создан продукт. Я как родитель сперва захочу отдать детей в эти виды спорта, а только потом, если мне кто-то скажет, может быть, подумаю о гандболе. Кроме того, в этих видах спорта так поставлена работа, что детей забирают в секции в 6-7 лет, а в гандболе - в 9-10 лет. То есть гандбол получает остатки. 

Но прежде всего надо говорить о продукте, о котором знают и родители, и дети. В гандболе это тоже можно сделать, даже на региональном уровне. Если создать сильный клуб, то родители будут знать, что есть такая команда. 

- Сколько лет нужно для того, чтобы сделать это, вернуть России гандбольные традиции?

- Дело прежде всего в деньгах и в понимании того, как это делать. Можно в экстренном порядке сделать что-то за пять лет, в медленном темпе – за 10, или никак и никогда. Просто нужно начать…

Чтобы создать в городе две (мужскую и женскую) команды экстра-класса, которые будут играть в Лиге чемпионов, нужно порядка 300 миллионов рублей в год. Эффект будет. Как пример - гандбольный клуб "Ростов". В городе появились заинтересованные люди в лице мэра города и губернатора Ростовской области. К ним присоединился бизнесмен Иван Саввиди. Гандбольный клуб получил такой бюджет, который позволил ему собрать лучших российских игроков, а также нанять хорошего иностранного тренера и взять классных иностранцев. Как итог, команда выигрывает чемпионат России, играет в Лиге чемпионов и получает полный зал.

- В Краснодарском крае пока людей, которые готовы вкладывать такие деньги в гандбол, нет?

- Пока нет. Люди скептически к этому относятся. Есть бизнесмены, которые помогают клубу, за что им огромное спасибо, но о глобальном проекте речи пока не идет. У людей есть свои объективные проблемы. Ведем такие переговоры.

- Полтора месяца назад вы, будучи руководителем клуба, стали главным тренером СКИФа. Почему было принято такое решение?

- Я видел, как команда работала перед началом сезона, и понимал, на что она способна, но по ходу сезона команда показывала неудовлетворительные результаты, проигрывая соперникам, которые были слабее по уровню. Поэтому было принято решение не приглашать специалиста со стороны, а работать самому. Первоочередная задача – попадание в плей-офф (место не ниже шестого). 

Оставаться ли мне главным тренером, будем решать по окончании сезона. Все квалифицированные тренеры, перед которыми можно ставить задачи, хотят получать и соответствующую заработную плату. 

Но на сегодняшний момент у нас не самая лучшая финансовая ситуация. Мы не можем загадывать даже на два-три месяца вперед. Хочется сказать большое спасибо губернатору, который в определенный момент помог нам и вытащил из финансовой ямы, в которой мы оказались. Работаем на энтузиазме. Для меня деньги на данный момент – не самое главное. 

- Тяжело совмещать посты?

- Конечно. Приходится совмещать работу с командной и другую деятельность в клубе – рабочий день начинается с 9 утра и заканчивается в 10 вечера.

- Если останетесь в следующем сезоне главным тренером, покинете пост руководителя клуба?

- Я отношусь тут ко всему как к своему. Если у меня будет хватать сил на это все, буду стараться все это выполнять. Есть такая пословица: "Если хочешь сделать это хорошо, сделай это сам".

- На семью времени хватает?

- Не хватает, но все всё прекрасно понимают. Они прошли со мной весь спортивный путь. Все думали, что после завершения карьеры все поменяется, но на сегодняшний момент все возобновилось.

- Сын Александр (7 лет) с гандболом не связан?

- Я, конечно, хотел, чтобы он пошел в гандбол, но сейчас он занимается в школе футбольного клуба "Краснодар". Это его личное решение. В детском возрасте он играл в гандбол и на своем уровне играл лучше остальных, так как, можно сказать, родился с мячом. Он сказал, что ему это интересно, и захотел пойти в футбол. Я прекрасно понимаю, что в этом возрасте нельзя говорить о каких-то перспективах. Ребенок должен с удовольствием ходить на тренировки, заниматься и любить это дело… На следующий год уже отправится жить в интернат. Маме тяжело сына отпустить, но раз это требуется для дальнейшего роста, мы будем это делать.

- Что для вас важно в жизни?

- Нужно в любой ситуации прежде всего оставаться человеком. Есть люди, на которых сваливается большое состояние, и они меняются. Есть люди, на которых сваливается власть, и они меняются. А есть люди, которые прошли через это и не поменялись. И у меня есть друзья, которые прошли через все это и не поменялись. Это не кредо, но я смотрю на них и стараюсь быть хотя бы чуточку похожим на них.

Источник: Р-Спорт