Гандбольный клуб СКИФ / Краснодар Гандбольный клуб СКИФ / Краснодар

Купить билет

Эдуард Кокшаров: «Письмо президенту – это шаг отчаяния»

Олимпийский чемпион, директор НП РПС «Гандбол Кубани» оставляет свой пост и уезжает в македонский «Вардар», где займет должность спортивного директора. В интервью официальному сайту СКИФа Эдуард Александрович рассказал о сложной ситуации вокруг клуба.

- Эдуард Александрович, 10 дней назад семь олимпийских чемпионов написали открытое письмо президенту с просьбой сохранить СКИФ. Почему дошло до такой крайней меры?

- Это действительно был шаг отчаяния. Мы устали от бега по замкнутому кругу. На краевом уровне никто не хочет нам помогать, все отводят глаза при встречах, а зачастую просто таких встреч избегают. В открытую предлагают закрыть клуб, который принес этому краю 15 олимпийских медалей. Клуб, за который я, Олег Ходьков, Андрей Лавров и многие другие выдающиеся игроки проливали пот, имя которого прославляли на всю Европу. А кубанский гандбол – на весь мир. Поэтому когда все двери оказались наглухо закрыты, у нас остался только один выход – написать письмо президенту страны. Хотя, считаю, что это не его дело – решать такие вопросы. Но больше нам обратиться не к кому.

- Почему дошло до этого? Ведь губернатор края год назад обещал поддержку на краевом уровне.

- К губернатору у меня нет никаких претензий. Наоборот, благодаря Вениамину Ивановичу Кондратьеву мы смогли начать прошлый сезон. Летом 2015 года мы были в схожих условиях: четыре месяца не выплачивалась зарплата, было полное непонимание будущего. Мне удалось донести информацию до губернатора и он достаточно быстро помог. Приехал на встречу с командами, вник в проблему, поручил Евланову курировать краснодарские гандбольные команды. Нам нашли спонсора, выделили средства, мы погасили долги и начали сезон. Однако в конце декабря из администрации города позвонили и сказали, что финансирования больше не будет. Деньги, выделенные в августе, мы дотянули до конца февраля. С марта зарплату не получал никто. Все обращения, просьбы в администрацию края и минспорта игнорировались. «Денег нет, но вы держитесь» - примерно так.

- В краевой администрации и минспорта ссылаются на то, что из-за сложной экономической ситуации прекратила работу краевая программа поддержки игровых клубов, на государственном уровне найти финансирование невозможно, поэтому клубы должны сами искать источники финансирования.

- Здесь не все так однозначно. Начнем с того, что в нашей стране спорт всегда базировался на государственной поддержке. Те же гандбольные клубы СКИФ и «Кубань» были созданы государством, финансировались государством, спортивные школы растили детей, которые приходили в клубы и завоевывали еврокубки, медали чемпионатов СССР и олимпийские медали, которые поднимали престиж спорта в регионе, престиж страны за рубежом. И тут тебе говорят – ищите деньги где хотите. Но чтобы бизнес пришел в спорт – ему надо что-то предложить, как это есть в Европе, например, налоговые льготы и тому подобное. Ведь бизнесмен считает деньги и думает о прибыли. Таких людей, которые готовы просто принести 100 миллионов без отдачи – их практически нет. Тот же президент Федерации гандбола России Сергей Николаевич Шишкарев сегодня тратит собственные деньги на развитие гандбола в стране. 200 миллионов за год человек вложил, и они никогда к нему не вернутся. Но у него есть желание сделать что-то для гандбола, для страны. Это филантроп. Таких людей мало, очень мало. И деньги на гандболе ты сегодня в России не сделаешь. Билеты ты не можешь по 1000 рублей продавать, люди не пойдут. На телевидении гандбол в больших объемах неинтересен, рекламных контрактов нет. Даже самый популярный в стране спорт – футбол – он убыточен. Что говорить про гандбол тогда?

- И где выход?

- Выход в том, чтобы государство или обеспечило условия для прихода инвесторов в спорт, или поддерживало такие виды спорта. Не многомиллионные контракты футболистов, которые ничего в своей жизни не добились, а наши традиционные виды, которые при минимальных вложениях дают результат. Ведь многие люди просто против господдержки любых игроков, получающих зарплату в сотнях тысяч евро. Я тоже против. Но в том же СКИФе ребята получают по 30-40 тысяч рублей в месяц. Это профессиональные игроки, которые тратят всю свою молодость, свое здоровье ради стремления к победам. У нас полкоманды играет в сборных России всех возрастов, это будущее российского спорта. Это все ребята отсюда, из Краснодара. Мы всегда славились тем, что играли в основном своими воспитанниками. А сегодня мы их, по сути, теряем. А тем, кто занимается гандболом в спортшколах – убиваем мотивацию. А зачем ему заниматься гандболом, если ему некуда будет идти играть? Поэтому давайте скажем честно – или будем поддерживать, или закроем клуб и похороним 50 лет истории и побед. Потому что два года происходит одно и то же – сначала обещания, а потом многомесячные задержки зарплаты. В таких условиях невозможно добиться результата, нельзя нормально подготовиться к сезону. Уже сейчас команда приступила к тренировкам – но никто не знает, что его ждет. Лучших игроков, игроков сборной страны переманивают, извините, в Белоруссию! До чего мы дошли? В Белоруссии в гандболе зарплаты выше, чем в России. Но ребята хотят играть здесь, тут их дом, родные. А мы их не удержим одними обещаниями. Как не удержали многих до этого. Мне говорят, в звездном «Ростов-Доне» полкоманды из «Кубани». Конечно они уезжают туда, где им платят в пять раз больше. Любой бы уехал. А если бы все лучшие кубанские игроки играли за СКИФ и «Кубань», поверьте, не было бы клубов в России сильнее. Каждый год лучшие уходят. Каждый год. И в российские клубы, и за рубеж. Посмотрите на состав женской олимпийской сборной. Тренер – кубанский, из 12-ти полевых игроков трое - Анна Сень, Владлена Бобровникова, Ирина Близнова – воспитанницы краснодарского гандбола. И где они играют сегодня? Не за «Кубань».

- После письма президенту что-то изменилось?

- Ничего не изменилось. Ни мне, ни нынешнему директору СКИФа Олегу Ходькову не позвонил ни один человек ни из администрации края, ни из минспорта. Никто не сказал, какое у клуба будущее. Пока в режиме ожидания.

- Есть информация в СМИ о поступающих средствах.

- Средства, поступающие сейчас, это капля в море. Такими темпами только долги по зарплате будут закрываться до конца года. Я уже не говорю о дальнейшем функционировании клуба. Повторяю, никто не позвонил и не предложил даже обсудить – как жить дальше.

- Но президент ФГР Сергей Шишкарев заявил, что СКИФ будет существовать.

- Сергей Николаевич как президент федерации и не может говорить по-другому. Но он что, должен достать деньги из своего кошелька? Я уверен, что федерация приложит все усилия для решения проблемы. Но это общественная организация. И главное, что она может делать и делает – это держать ситуацию на контроле, бить в набат вместе с нами. Потому что ликвидация такого клуба как СКИФ – это прежде всего удар по всему отечественному гандболу. И конечно, президент федерации такого допустить не должен. И я уверен, что не допустит.

- И в то же время у гандбольной «Кубани» сейчас все хорошо. Почему бы инвестору не взять под крыло и СКИФ?

- Я рад этому очень сильно, что хоть кому-то в кубанском гандболе стало хорошо. Это такой же легендарный клуб, как и СКИФ. И то, что пришел частный инвестор – это здорово. И опять же во многом это заслуга господина Шишкарева, который привлек инвесторов. Но желание инвестора – сделать именно из «Кубани» крепкий клуб, вернуть ему былую славу. На это есть деньги. И не нам диктовать – как ими распоряжаться. Пришла поддержка в «Кубань» - это здорово. Теперь очередь за СКИФом.

- Вы два года руководили обоими гандбольными клубами. А теперь стали спортивным директором македонского «Вардара». Это бегство или шаг вперед?

- Знаете, когда я закончил карьеру игрока (в «Чеховских медведях»), мне поступило предложение из минспорта Московской области. Я думал над ним. Но затем мне позвонили из администрации края и предложили поработать в минспорта края. Я сразу согласился. На родину возвращаться всегда приятно. В августе 2014 года вице-губернатор Николай Долуда предложил вплотную заняться гандболом. Это вообще была моя давняя мечта – сделать что-то полезное для кубанского гандбола в качестве организатора. Клубы были объединены в одну организацию – НП РПС «Гандбол Кубани», было обещано достойное финансирование. Однако что произошло дальше – вы уже знаете. Два года я бегаю по кабинетам и, извините, выклянчиваю обещанное. Два года в режиме стресса. В «Вардар» меня позвали еще год назад. Но я тогда отказал после встречи с губернатором. Потому что надеялся, что могу быть полезен здесь. Год прошел, а воз и ныне там. Поэтому я дал согласие на работу в «Вардаре», клубе, который двумя командами – и женской, и мужской – играет в лиге чемпионов. Там мой опыт сегодня востребован. А здесь никому не нужен.

- А если бы в Краснодаре все было стабильно?

- Никогда бы не уехал. Я же еду не за зарплатой. Игроком я смог заработать достаточно для того, чтобы хватало на жизнь. Карьера была долгой и успешной. Старт этой карьеры был сделан здесь, в Краснодаре. Я больше 10 лет жил и играл за границей. Сегодня мне хочется добиться чего-то в спорте с другой, не игроцкой стороны. Пока такой энтузиазм есть. И поднять гандбол в Краснодаре остается моей мечтой. Просто сегодня, наверное, время еще не пришло. Главное, чтобы со временем не оказалось слишком поздно.

- Вам не жалко эти два года?

- Что вы! Не считая выпрашивания денег, все остальное было очень интересно. У нас было много планов – построить настоящий гандбольный дворец спорта, например. Потому что сегодня у гандбольных клубов нет своей специализированной площадки. Играем в «Олимпе» вместе с волейболистами. А если какой-нибудь концерт или накладка по играм – приходится переносить матчи в тренировочный зал. А было бы здорово иметь свой зал, устроить там музей кубанского гандбола, зал славы – как в лучших европейских клубах. С января я попробовал себя в роли тренера – это тоже было интересно. Главное, что я смог донести до пацанов свои мысли, видел отдачу. И несмотря на трудности финансовые, команда во второй половине сезона побеждала. Эти два года были очень интересными. К сожалению, не все удалось сделать. Но я вернусь в Краснодар как только буду востребован.